5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Содержание

«Когда в 10 сантиметрах от твоего полового органа находится камера, это не самый комфортный момент» Пересильд, Матвеев и другие актеры рассказывают о съемках в постельных сценах

5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Владимир Яглыч и Лукерья Ильяшенко в фильме «Про любовь. Только для взрослых»

Walt Disney Studios

В прокат выходит киноальманах «Про любовь. Только для взрослых» — несколько историй жителей Москвы, запутавшихся в своей сексуальной жизни. Специально для «Медузы» Анна Родина поговорила с актерами и актрисами о том, каково это — сниматься в постельных сценах и что происходит в это время на съемочной площадке.

32 года. Снималась в фильмах «Край», «Битва за Севастополь», «Палач», «Таинственная страсть»

Есть у нас такая байка — точнее, правдивая история: съемочная площадка, снимают секс. Мотор идет, и тут актриса говорит: «Стоп! Он во мне». Режиссер в шоке, останавливает съемку, подходит к актеру, говорит: «Ты что себе позволяешь?! Немедленно прекрати. Сейчас начнем заново снимать, а ты обещай, что так больше не будешь». А актер ему: «Буду!»

Со мной такого, к счастью, никогда не было, партнеры по откровенным сценам вели себя профессионально.

Например, в фильме «Край» мы снимались вместе с Владимиром Машковым — он старше и опытнее меня, поэтому во время съемок этой сцены был очень внимателен и не отпускал шуточек, пытаясь «разрядить обстановку».

Так делают некоторые актеры, думая, что шутками ниже пояса смогут раскрепостить партнершу, а на самом деле только сбивают весь настрой.

Юлия Пересильд и Владимир Машков в фильме «Край»

Rock Films

Настраиваться нужно долго: как правило, режиссер ставит такие сцены в конец съемок — чтобы актеры успели поработать вместе, почувствовать друг друга. Режиссер контролирует процесс, и здорово, если с его помощью на площадке установится такая атмосфера, что никто во время съемки сцены секса не будет ходить и похохатывать по углам.

Я перед съемками в «Крае» много читала о том историческом периоде: для секса очень важно, когда он происходит, — в современном мире мы все по большей части живем в отдельных квартирах, а моя героиня встречает свою любовь после войны. И сексом они занимаются в каморке, где за ширмой находятся другие люди, то есть все надо делать тихо.

Конечно, актеры во время съемок сцены секса возбуждаются: мы ведь вживаемся в роль, целуемся в кадре, есть ощущение легкой влюбленности в партнера.

Мужчинам, наверное, сложнее контролировать эти ощущения — у них физиология другая. А для меня самое сложное во время съемки — отключить голову, чтобы сцена была сыграна максимально правдиво.

Мы ведь, когда занимаемся сексом в жизни, вообще ни о чем не думаем! Вот и на съемке я стараюсь не думать.

Максим Матвеев

35 лет. Снимался в фильмах «Стиляги», «Бесы», «Анна Каренина. История Вронского», «Про любовь. Только для взрослых»

Из всех актерских проявлений секс — самая простая вещь, которую можно сыграть. Про него все всё знают и понимают, как он устроен. Но стоит немного сфальшивить — и все, зритель в зале уже видит, что ему пытаются выдать за химию какую-то имитацию.

Именно поэтому очень важно если не доверие между партнерами, то хотя бы сговор. Грубо говоря, в жизни, когда мужчина входит в женщину, она как-то реагирует.

Если мужчина в кадре изображает, что входит в женщину, — партнерше нужно показать, что она это заметила, причем в нужную секунду. Да, это очень интимные договоренности, и все смущаются, но они очень нужны.

Импровизацию на съемке тоже в любом случае добавляешь: вспоминаешь в процессе, как у тебя самого это происходит.

Елизавета Боярская и Максим Матвеев в «Анне Карениной» Карена Шахназарова

«Россия 1»

Сейчас я уже отношусь к таким съемкам спокойно. Но первая откровенная сцена потребовала от меня решимости, хотя ее сложно назвать постельной.

В фильме «Тиски» я и моя партнерша ходим по квартире абсолютно голыми и разговариваем — как часто делают молодые люди, которые живут вместе и доверяют друг другу. Это был первый опыт.

Сейчас я могу сконцентрироваться и играть обнаженным, даже если вокруг кровати стоит 20 человек: режиссер, оператор, осветители, гримеры.

У Карена Шахназарова в «Анне Карениной» я просто концентрировался на том, что это работа: чтобы забыть, что это не я сейчас один на один с дорогим человеком (Матвеев снимался в сцене секса с женой, Елизаветой Боярской — прим. «Медузы»), а мы на площадке и на нас смотрит куча народу.

Марьяна Спивак

32 года. Снималась в фильмах «Король Лир», «Напарницы», «Нелюбовь»

Участие в откровенной сцене было обязательным условием съемок в картине «Нелюбовь» — Андрей Петрович [Звягинцев] мне сказал об этом на первом же кастинге. Для него было принципиально важно, чтобы сцена получилась максимально правдивой, откровенной, открытой и искренней, иначе она бы вообще не имела смысла. Поэтому, конечно, ни о каких дублерах речи не шло.

Если бы не бесконечное уважение и доверие к режиссеру, не безусловная вера в его талант и в то, что если он что-то задумал, то без этого действительно нельзя обойтись, я бы вряд ли согласилась. На такие сцены тяжело решиться — это очень интимный вопрос, а у меня все-таки семья, ребенок.

Марьяна Спивак в фильме «Нелюбовь»

Анна Матвеева / Walt Disney Studios

[Звягинцев] дал мне целый список художественных фильмов с откровенными сценами — в качестве примера того, что он хотел бы увидеть в кадре.

Когда я все это посмотрела, у меня волосы на голове встали дыбом, сказать, что мне было страшно, — ничего не сказать.

Сцену должны были снимать в конце съемочного периода, и все эти полгода она висела надо мной дамокловым мечом. Я боялась и вообще не имела представления, как это будет.

Когда настал «день икс», мы договорились, что на площадке выключат все мониторы, кроме режиссерского, и всех лишних людей из кадра попросят выйти. Сначала мы в одежде отрепетировали «физкультуру»: на площадке работал операторский кран, поэтому надо было четко согласовать все переходы. Ну а потом… собрались и сделали.

Андрис [Кейшс] оказался замечательным, чутким партнером, я ему очень благодарна за помощь. Думаю, он боялся не меньше, чем я, но на деле все оказалось совсем не так страшно, как я себе представляла.

Группа очень деликатно подошла к съемкам этого эпизода: не было ни скабрезных шуток, ни циничных взглядов и разговоров, все нам очень помогали и поддерживали.

Саша Горчилин

25 лет. Снимался в фильмах «Да и да», «Ученик», «Блокбастер»

Мне кажется, актеры такие люди, которым только дай раздеться! (Смеется.) Они перед обычным сексом больше волнуются, чем перед сценой секса в кино.

Я про себя тоже так думал, когда снимался в «Да и да» (у Горчилина и Агнии Кузнецовой в этом фильме четырехминутная сцена секса — прим. «Медузы»), — думал, я такой рисковый чувак.

Забыл, что в детстве даже в общественную баню не ходил и вообще ни перед кем незнакомым не раздевался никогда, закрытую жизнь вел.

Это была моя первая такая сцена, и я попал в неловкую ситуацию: когда в 10 сантиметрах от твоего полового органа находится камера — это в принципе не самый комфортный момент.

У меня от стресса все, скажем так, втянулось — у мужчин такое бывает, — а нужно было изображать возбуждение. Хотя у кого-то во время таких съемок, наверное, мог бы и встать — если режиссер создал зону доверия на площадке, если между партнерами есть доверительные отношения, если актеру комфортно в этот момент.

Агния Кузнецова и Саша Горчилин в фильме «Да и да»

Андрей Мостипан / «Централ Партнершип»

Мы играли без дублеров: мне кажется, дублеров берут, когда нужно сам процесс внедрения снимать, но такое редко бывает. Я знаю только один фильм, где в кадре по-настоящему занимаются сексом — это «Битва на небесах» Карлоса Рейгадаса. Там сыграли не актеры, а обычные люди.

В конце есть такая сцена: сидит полный, потный мексиканец. Он попал в рай, где воплощаются мечты, поэтому перед ним на коленях стоит очень красивая девушка и делает ему минет. По-настоящему делает, иногда глядя в камеру.

Вот это действительно круто, но такая откровенность в кино — всегда плевок в лицо общественному вкусу, надо понимать, готов ты к ней или нет.

Лукерья Ильяшенко

28 лет. Снималась в фильмах и сериалах «Сладкая жизнь», «Измены», «Налет», «Про любовь. Только для взрослых»

Язык тела очень сложно сыграть. Каждый артист может заплакать, засмеяться, выучить текст, а вот поцеловать так, чтобы в этом была вся нежность, может не каждый. Малейшая неточность в движениях — и все, зритель не верит.

Поэтому на съемках так важны эмоции — со знаком плюс или минус. На съемках «9 ½ недель» Ким Бейсингер ненавидела Микки Рурка, потому что он приходил пьяным, от него воняло.

Она терпеть его не могла — но это давало необходимый нерв.

Александр Клюквин и Лукерья Ильяшенко в сериале «Измены»

«Измены» / Rutube

У меня этим нервом на съемках часто становится стресс. К сценам секса подготовиться невозможно — все равно все будет не так, как ты себе представляла. На съемках сериала «Сладкая жизнь» я играла в откровенной сцене впервые в жизни. Конечно, чувствовала себя не совсем комфортно.

Мы с Ромой Маякиным уже лежим в постели, мотор идет, и тут на площадку внезапно приезжает Ромина жена Лена. И садится перед монитором. Все — Рома в жутком зажиме, я тоже, все очень асексуально. А нам надо показать, что между нашими героями химия такая, что они оторваться друг от друга не могут.

Через 20 минут Лена, к счастью, уехала, мы выдохнули, стало немного легче играть.

Андрей Джунковский, режиссер «Сладкой жизни», всегда уделял таким сценам много внимания: понимал, как важна пластика — ею можно без слов показать отношения между героями. Он нам очень помогал во время съемок.

Например, во втором сезоне съемки постельной сцены поставили на второй съемочный день, и нам с Эдуардом Мацаберидзе нужно было делать в кадре буквально все. А мы видимся второй раз в жизни! Он скован — сам 15 лет в браке, а тут с полузнакомым человеком нужно изображать секс в разных позах и куннилингус под люстрой.

Пришлось режиссеру показывать ему на мне, что делать: руку клади сюда, ногу сюда, целуй вот сюда. По-моему, очень достоверно в итоге получилось.

Мария Шумакова

28 лет. Снималась в фильмах «Сладкая жизнь», «Счастливый конец», «Выжить любой ценой»

Мне смешно, когда коллеги-артисты — особенно известные, и особенно мужчины, — говорят: секс я сам играть не буду, мне нужен дублер. Это непрофессионально. Я считаю, как кошка не может сказать — буду пользоваться лапами, ушами, а от хвоста, пожалуй, откажусь, так и актер не должен делить роль на откровенные сцены и не очень — они ведь все в контексте драматургии.

Я откровенные сцены очень люблю — в детстве обожала «Последнее танго в Париже», где Марлон Брандо занимался сексом каждые восемь минут, в кино всегда таких сцен жду и снимаюсь в них всегда с удовольствием.

Я люблю свое тело и не стесняюсь его показывать, у меня нет никакой стыдливости перед тем, чтобы раздеться в кадре. Секс ведь снимают не ради секса, он — лакмусовая бумажка отношений между людьми.

И вообще — это же здорово: лежишь, обнимаешься, целуешься.

Мария Шумакова и Роман Маякин в сериале «Сладкая жизнь»

«Сладкая жизнь» / Rutube

Мы снимали «Сладкую жизнь» в Латвии — и во время сцен секса моей героини мне было очень комфортно. Помогала атмосфера на площадке.

Во-первых, не было никаких лишних людей: всех удалили, остались только режиссер, оператор и звукорежиссер, который держал микрофон.

Во-вторых, в Латвии другое отношение к кинопроцессу, люди там более спокойные, собранные, меньше болтают во время съемки. Группа понимала, что сейчас в кадре будет происходить некий сакральный процесс, и вела себя очень деликатно.

Я понимаю, почему актеры иногда отказываются сниматься в сценах секса: в нашей культуре неоткуда взяться откровенности. Самая большая эротика в русской литературе — это произведения Бунина. А в современном российском кино секса до сих пор о-о-очень боятся.

В некоторых проектах я прямо прошу: «Давайте добавим огонька!» Но нет, говорят, — не тот формат. Самый распространенный сюжет секса в российском кино такой: он и она в постели. Целуются, обнимаются, вспышка, утро.

Героиня лежит рядом с героем аккуратно подкрашенная и с укладкой.

Источник: https://meduza.io/feature/2017/08/31/kogda-v-10-santimetrah-ot-tvoego-polovogo-organa-nahoditsya-kamera-eto-ne-samyy-komfortnyy-moment

Конфузы, случившиеся с актерами во время съемок секс-сцен

5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Эротические сцены в кино вызывают наибольший интерес у зрителей и в некоторых случаях, запоминаются на долгие годы в отличие от основного сюжета. Так, многие из вас наверняка помнят сцену с Шерон Стоун из «Основного инстинкта», где она перебирала ножками без нижнего белья.

Но, по-настоящему ли, актеры снимаются в откровенные сценах? Ведь у них, скажем так, недостаточно опыта в этом направлении «актерского» мастерства, что может привести к курьезным и неловким моментам прямо во время съемочного процесса.

Итак, представляем вашему вниманию 10 конфузов, случившихся со звездами во время съемок сексуальных сцен.

1. Как Кристоферу Минц-Плассе пришлось заниматься сексом при маме

История появления в Голливуде Кристофера Минц-Плассе относится к числу тех, которые потом любят вспоминать в качестве примера счастливой случайности.

Юный Кристофер пришел на прослушивание просто за компанию с несколькими приятелями – его заметили, и очень скоро парень оказался на съемочной площадке «SuperПерцев» в роли знаменитого МакТрахера. Там же новоявленному актеру пришлось испытать и свой первый вселенский стыд.

Дело в том, что по законам США из-за его юного возраста Кристофера на съемках всегда должна была сопровождать мама, в том числе и во время съемок эротической сцены. «Дурацкий закон! – возмущается Минц-Плассе.

– Вы не представляете, какой это позор и ужас – мама за руку вела меня голого на съемочную площадку, а потом сидела рядом, когда я пытался изображать трах. Врагу такого не пожелаешь».

2. Как Генри Кэвиллу пришлось извиняться за эрекцию

Хорошо быть Суперменом – обтягивающее трико и красные трусы поверх скроют любой ваш физиологический конфуз, но, прежде чем стать Человеком из стали, Генри Кэвиллу довелось сыграть в телесериале «Тюдоры», где все не так просто. «В одном из эпизодов мне нужно было сыграть сцену бурного секса.

По неопытности я решил, что легко с этим справлюсь, и не стал ничего предпринимать, – вспоминает актер. – Когда же девушка взобралась на меня сверху и начала двигаться, как заводная, было уже поздно, я не смог справиться с природой и изрядно ее напугал».

Сейчас это смешно вспоминать, но после злополучной сцены Генри еще неделю рассыпался в извинениях перед партнершей. Хотя, на наш взгляд, кто же извиняется за такой комплимент?

3. Как Джесси Меткалфу потребовался перерыв

Телевизионному актеру Джесси Меткалфу сказочно повезло – его самой известной ролью стал образ молодого приятеля героини Евы Лонгории в сериале «Отчаянные домохозяйки». Разумеется, не раз и не два актерам пришлось сыграть жаркие любовные сцены, и не все они прошли гладко.

Сам Меткалф утверждает, что со временем к необычным ощущениям привыкаешь – все-таки вокруг много людей, и часто ты слишком напряжен, чтобы возбудиться. Но одна из первых таких сцен все-таки обернулась для актера конфузом.

«Это была сцена первого секса Джона и Габриэллы, – делится воспоминаниями актер. – Мы репетировали, и от волнения такой близости к Еве я действительно возбудился. И тут вдруг режиссер говорит: «ОК.

Вылезай из постели, нам надо сменить декорации», а я такой: «Эмм… А можно, я минутку полежу?» Ну не мог я в таком виде вылезти из-под одеяла!»

4. Как Лиззи Каплан приняла для храбрости

Спустя несколько лет после своего дебюта в «Настоящей крови» Лиззи Каплан вспоминает первую эротическую сцену в этом сериале со смехом, ведь она просто напилась до беспамятства, готовясь раздеться перед камерой. «Помню, было что-то около семи утра.

Я стою голая перед гримершей, которая губкой натирает мою задницу, и пью водку из большого стакана, – рассказывает Каплан. – Пока меня привели в порядок и одели, я успела так надраться, что перепугала всю съемочную группу.

В сцене у меня слов не было, но между дублями я говорила как заведенная, несла похабщину и спрашивала, случилась ли у кого-нибудь эрекция. Боже, мне потом было так стыдно!»

Еще одна «жертва» «Настоящей крови» – Анна Пакуин. Ей пришлось сняться в изрядном количестве откровенных сцен в сериале, но вся ирония этого становится понятна тогда, когда вы узнаете, что режиссером части эпизодов с участием Анны был ее муж Стивен Мойер.

Впрочем, супруг Пакуин к этому испытанию отнеся весьма профессионально: «Я люблю работать за мониторами, поэтому часто нахожусь далеко от места съемок, и подсказки мне приходится делать по рации. Со стороны это действительно выглядит несколько нелепо – я кричу в рацию что-то вроде: “Джо, давай-ка покрепче сожми Анне грудь. Да, вот так. Поводи сейчас большим пальцем.

Ага, хорошо” – или обращаюсь к жене: “Так, детка, получай удовольствие. Покажи страсть!” Черт, да я выгляжу каким-то сутенером!»

6. Как Джейсон Стэтем народу зад показал

У героя боевиков Джейсона Стэтема в карьере было немало фильмов, в которых присутствовали любовные сцены, однако обычно все это выглядело прилично – в постели под простыней. Но для «Адреналина 2: Высокое напряжение» актеру пришлось не просто оголиться, но сделать это в общественном месте.

«Я ничуть не эксгибиционист, оголиться для меня в публичном месте довольно трудно, а тут пришлось снимать быстрый секс, происходящий прямо на ипподроме, – рассказывает Джейсон. – Вы себе не представляете – вокруг куча статистов, все орут, щелкают камеры телефонов, полыхают вспышки, а я стою такой в центре со своей белесой задницей. Ужасно.

Надеюсь, повторять подобное мне не придется».

7. Как Энн Хэтэуэй раньше времени оголилась

Многим зрителям картина «Любовь и другие лекарства» запомнилась обилием весьма откровенных сцен с участием Энн Хэтэуэй и Джейка Джилленхолла, а вот для актрисы эта картина навсегда врезалась в память еще и самым нелепым моментом в ее жизни.

«Мы снимали сцену, когда я прихожу к Джейку, сбрасываю на пороге плащ и оказываюсь абсолютно обнаженной, – делится позором актриса. – Я набралась храбрости и все сделала так, как мы заранее договорились, – разделась. Вот только оказалось, что это всего лишь репетиция и камеры выключены.

Я по собственной воле предстала совершенно нагой перед целой кучей народа, которые этого не ожидали. Ох, мне хотелось провалиться под землю».

ПРОДОЛЖЕНИЕ:
НАЗАД ДАЛЬШЕ

Источник: https://wuzzup.ru/10-konfuzov-sluchivshihsya-so-zvezdami-vo-vremya-semok-s-ks-stsen.html

10 конфузов, случившихся с актерами во время съемок секс-сцен – Part 2

5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Еще одна «жертва» «Настоящей крови» – Анна Пакуин. Ей пришлось сняться в изрядном количестве откровенных сцен в сериале, но вся ирония этого становится понятна тогда, когда вы узнаете, что режиссером части эпизодов с участием Анны был ее муж Стивен Мойер.

Впрочем, супруг Пакуин к этому испытанию отнеся весьма профессионально: «Я люблю работать за мониторами, поэтому часто нахожусь далеко от места съемок, и подсказки мне приходится делать по рации. Со стороны это действительно выглядит несколько нелепо – я кричу в рацию что-то вроде: “Джо, давай-ка покрепче сожми Анне грудь. Да, вот так. Поводи сейчас большим пальцем.

Ага, хорошо” – или обращаюсь к жене: “Так, детка, получай удовольствие. Покажи страсть!” Черт, да я выгляжу каким-то сутенером!»

6. Как Джейсон Стэтем народу зад показал

У героя боевиков Джейсона Стэтема в карьере было немало фильмов, в которых присутствовали любовные сцены, однако обычно все это выглядело прилично – в постели под простыней. Но для «Адреналина 2: Высокое напряжение» актеру пришлось не просто оголиться, но сделать это в общественном месте.

«Я ничуть не эксгибиционист, оголиться для меня в публичном месте довольно трудно, а тут пришлось снимать быстрый секс, происходящий прямо на ипподроме, – рассказывает Джейсон. – Вы себе не представляете – вокруг куча статистов, все орут, щелкают камеры телефонов, полыхают вспышки, а я стою такой в центре со своей белесой задницей. Ужасно.

Надеюсь, повторять подобное мне не придется».

7. Как Энн Хэтэуэй раньше времени оголилась

Многим зрителям картина «Любовь и другие лекарства» запомнилась обилием весьма откровенных сцен с участием Энн Хэтэуэй и Джейка Джилленхолла, а вот для актрисы эта картина навсегда врезалась в память еще и самым нелепым моментом в ее жизни.

«Мы снимали сцену, когда я прихожу к Джейку, сбрасываю на пороге плащ и оказываюсь абсолютно обнаженной, – делится позором актриса. – Я набралась храбрости и все сделала так, как мы заранее договорились, – разделась. Вот только оказалось, что это всего лишь репетиция и камеры выключены.

Я по собственной воле предстала совершенно нагой перед целой кучей народа, которые этого не ожидали. Ох, мне хотелось провалиться под землю».

Обычно довольно скромной Эмми Россум в сериале «Бесстыдники» приходится кардинально менять свой имидж и превращаться в настоящую оторву. Безусловно, в откровенном телешоу не обходится без секса, и недавно актриса рассказала, как справляется со страхом интимных съемок. «Знаете, обычно парни в подобном случае натягивают на свое хозяйство носок.

Но порой во время особенно интенсивных телодвижений эта единственная преграда соскальзывает, и актеры оказываются в весьма щекотливом положении, – просвещает Эмми. – Я придумала способ избежать неприятностей и теперь использую на съемках специальное приспособление, которое называю VagPad. Это что-то вроде треугольника трусиков без лямок.

А что? Да, несколько нелепо, но защищает от лишних волнений. Это иногда очень важно в подобных сценах».

9. Как Эмилию Кларк смех разобрал

Хит канала НВО «Игра престолов» не зря считается одним из самых откровенных шоу на современном телевидении – редкая серия этого сериала обходится без эротической сцены. Не избежала обн#женки и Эмилия Кларк, «Мать драконов», однако ее первый серьезный кино-секс-опыт связан скорее со смехом, чем со страхом.

Актриса свалилась в припадке хохота, когда увидела Джейсона Момоа на съемочной площадке, приготовившегося к сложной сцене, – огромный актер спрятал свое хозяйство в большой розовый пушистый носок. «У меня была истерика! Передо мной образовался огромный розовый носок – да я от смеха забыла все слова и движения.

Какие там съемки, меня еле привели в чувство», – делится впечатлениями Кларк.

10. Как Райан Рейнольдс слова забыл

Веселый и находчивый Райан Рейнольдс обычно всегда имеет в запасе шутку и знает, как разрядить напряженную сцену, но порой и он теряет дар речи. В картине «Хочу как ты» Рейнольдсу выпала удача играть эротическую сцену с Оливией Уайлд, но на деле задача эта оказалась не из простых.

«Под блузкой и бюстгальтером Оливия прикрыла грудь специальными наклейками, только она на них зачем-то нарисовала веселые смайлики, – вспоминает Рейнольдс. – И вот я смотрю на эти рожицы и очень скоро понимаю, что произношу слова не из этого фильма. Но это еще полбеды.

В какой-то момент Оливия берет мои руки и кладет их себе на руки, а ладони у меня потные от ужаса, как у подростка. Ну, и смайлики отклеиваются. Сцена заканчивается, а убираю руки и смотрю на них, а с них на меня пялятся эти гребаные смайлики. И я тут же машинально снова хватаюсь за грудь Оливии.

Даже не знаю, чего тут больше – рыцарства или домогательств на рабочем месте».

Источник: http://wuzzuptrend.ru/10-konfuzov-sluchivshihsya-s-akterami-vo-vremya-semok-seks-stsen/2

Что реально происходит во время съемок постельных сцен

5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Издание New York Times пригласило на интервью оператора «Пятьдесят оттенков серого», режиссера «Сорокалетнего девственника», сценариста сериала «Любовники» и других кинематографистов, чтобы расспросить их об особенностях съемок откровенных сцен. Ведь, как известно, в своих интервью актеры часто жалуются, что постельные сцены для них очень сложны, и чувствуют они себя крайне неловко. Но у остальных членов съемочной группы другое мнение.

«Лично я очень воодушевляюсь, когда предстоят съемки постельных сцен. Я считаю, что они очень ярко выражают атмосферу фильма, особенно, если они по-настоящему реалистичны», — говорит сценарист и продюсер сериала «Любовники» Сара Трим.

New York Times: Нужно ли долго репетировать и описывать хореографию постельных сцен?

Роковое влечение, 1987

Сара Трим:

«То, как актеры играют постельную сцену и то, как она написана — это разные вещи. Да, мы даем детальные указания на съемочной площадке. Но многое меняется в процессе, потому что в такие моменты актеры наиболее уязвимы».

Эми Шумер, актриса, сценарист («Девочки», «Луи»):

«Мне кажется, я перестаралась, описывая постельные сцены. В сценарии было, наверное, полстраницы различных указаний, прежде чем дело переходило в активную стадию».

Джудд Апатоу, режиссер, продюсер, сценарист («Неудачница», «Немножко беременна», «Сорокалетний девственник»):

«Я фотографировал площадку со всех ракурсов, с которых вообще можно снимать постельные сцены. Но в один прекрасный момент все это пришлось выбросить: число мест, где вы можете разместить камеры во время подобных сцен, очень ограничено».

Шеймас МакГарви, оператор («Пятьдесят оттенков серого», «Мстители»):

«Для „Оттенков“ у нас были репетиции, чтобы помочь актерам почувствовать себя комфортно и проверить, как мы сможем снять сцены секса.

Кроме того, первые сцены должны были быть немного неловкими, а камера находилась на расстоянии. В Красной комнате, где страсти накаляются, сцены репетировались меньше.

Несколько раз мы использовали камеру с дистанционным управлением, чтобы оператор не мешал актерам».

Эдриан Лайн, режиссер («9 ½ недель», «Непристойное предложение», «Роковое влечение»):

«Вы стараетесь создать больше возможностей. Я всегда считал, что жесткие сцены гораздо интереснее, чем монументальные эпизоды в спальнях. Поэтому я был уверен, что в сцене с раковиной в „Роковом влечении“ есть комедийный потенциал, в ней были тарелки и кружки. Если не добавить юмора, то зрители найдут повод посмеяться самостоятельно, из-за того, что сцена выглядит неловко».

Жан-Марк Валле, режиссер («Дикая», «Далласский клуб покупателей»):

«У нас не было хореографии, но мы использовали разные приемы, чтобы задать атмосферу. Команда была ограничена только натуральным светом, таким образом, чтобы мы могли свободно перемещать камеру».

New York Times: Не стесняются ли актеры наготы?

Пятьдесят оттенков серого, 2015

Эдриан Лайн:

«Я помню, как Майкл Дуглас пытался отнести Гленн Клоуз на кровать и не мог снять брюки по дороге, после чего истерически смеялся. При этом на нем была только рубашка. Во время монтажа мы заметили, что в одном кадре видно чуть больше, чем надо. Кадр нельзя было вырезать, он был слишком короткий. Надеюсь, Майкл простит меня за это».

Сара Трим:

«Актеры в нашем сериале относятся к обнаженке по-разному. У всех разные взгляды на то, что можно и что нельзя показывать. Нам нужно это уважать, при этом снимать постельные сцены так, чтобы не создавалось ощущение, что мы стараемся что-то скрыть. Как оказалось, самыми сексуальными получаются сцены, в которых мы показываем только лица актеров».

Шеймас МакГарви:

«Мы защищали актеров. Джейми Дорнану приходилось прикрываться. У Дакоты Джонсон была своеобразная „заплатка“, которая шла вокруг нижней части ее тела.

Не могу сказать, что это был самый интересный момент моей карьеры, но точно один из самых сюрреалистичных.

Для съемок сцен, где видны ягодицы главной героини, нам пришлось искать дублершу, причем такую, у которой там не было татуировок. Этот момент был вторым по сюрреалистичности».

Эми Шумер:

«Я не ставлю себе рамок, когда дело касается работы. У меня дома к этому относились спокойно, так что для меня нагота никогда не было проблемой. Я не против смешных постельных сцен, однако если они действительно чувственные, у меня создается ощущение, что остальные наблюдают за мной в момент, когда я беззащитна».

New York Times: Сколько человек снимает постельные сцены и сколько на них уходит дублей?

Что-то не так с Кевином, 2011

Шеймас МакГарви:

«Постельные сцены мы всегда снимали с двух камер, так что актерам не требовалось отыгрывать несколько дублей. Я снимал их и раньше, причем энергичнее. Например, на съемках „Что-то не так с Кевином“ я буквально сидел под одеялом с камерой Canon 5D, пока Тильда Суинтон и Джон Си Райли отыгрывали свои сцены».

Эдриан Лайн:

«Сцену с Вуди Харрельсоном и Деми Мур в „Непристойном предложении“ я снимал на зум-объектив, чтобы можно было приблизить или отдалить изображение, не останавливая актеров. Не надо вмешиваться. Обычно подобные сцены очень короткие, у них есть определенный лимит. Вы же не можете вечно кого-то целовать».

New York Times: Переживают ли актеры из-за своего внешнего вида?

Девушка без комплексов, 2015

Эдриан Лайн:

«Да, я работал с актером, который очень переживал из-за того, как он выглядит. Причин для этого не было, но это буквально помешательство. Обычно я стараюсь убедить всех, что с ними все в порядке».

Жан-Марк Валле:

«Это случилось в моем первом полнометражном фильме. актриса должна была играть в постельной сцене. Ей было около 35 лет. Она долго обсуждала ракурсы, просила не снимать ее сзади, а только сбоку, но при этом не показывать ее грудь, когда она лежала. Я могу ее понять».

Эми Шумер:

«Я постоянно спрашивала у продюсера картины, нормально ли я выгляжу. Зрители хотят смотреть на красивых актеров и не скажут: „Ух ты, какой реалистичный кадр с целлюлитом!“ Я старалась выглядеть хорошо до начала съемок, но с момента, когда включается камера, я переключалась на другие задачи».

New York Times: Стараетесь ли вы поддерживать тишину на площадке?

Искупление, 2007

Эдриан Лайн:

«Я очень боюсь, что два несчастных человека в кадре существуют в полной тишине и не знают, хорошо ли они выглядят. Поэтому я всегда стараюсь говорить с ними, убеждать их, что все хорошо. После этого мой голос приходится вырезать».

Шеймас МакГарви:

«Режиссер Джо Райт всегда был за использование музыки, чтобы создать настроение для актеров. Это делает их движения более ритмичными, как танец. Для „Искупления“ мы снимали сцену с Кирой Найтли и Джеймсом МакЭвоем под „Come to Me“ Марка Ланегана и Пи Джей Харви, очень томную, чувственную песню, ведь камера была ручной».

New York Times: Вам самим бывает неловко?

Сорокалетний девственник, 2005

Сара Трим:

«Одна из постельных сцен четвертой серии „Любовников“ — персонаж Элисон не может наслаждаться близостью.

Она только что потеряла ребенка, она хочет близости, но не может ее прочувствовать до какого-то момента. Эта сцена была сложной.

Мне пришлось показывать, как она должна выглядеть, режиссеру серии Джеффу Рейнеру и изображать оргазм перед всей съемочной командой, пока он не сказал: „Все, я понял“».

Джудд Апатоу:

«Я очень стеснительный. В „Сорокалетнем девственнике“ есть сцена, где на быстром свидании у девушки выпадает грудь. Мы отсняли только половину дубля, когда я сказал, что, пожалуй, хватит».

Эми Шумер:

«Постельные сцены — это нелегкая часть сценария. Я бы предпочла отснять несколько сцен с диалогами в кафе, но, тем не менее, я рада, что мы не пошли простым путем».

Источник: 
ivi.ru

published on caprizulka.ru according to the materials gorabbit.ru

26.08.2016 в 13:36

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://kaprizylka.ru/blog/43824597614/CHto-realno-proishodit-vo-vremya-semok-postelnyih-stsen?mid=DDF0AEFA4E28C3D1808F0E18CD399C29

Что реально происходит во время съемок постельных сцен

5 конфузов, которые случались с актёрами во время съёмок постельных сцен

Издание New York Times пригласило на интервью оператора «Пятьдесят оттенков серого», режиссера «Сорокалетнего девственника», сценариста сериала «Любовники» и других кинематографистов, чтобы расспросить их об особенностях съемок откровенных сцен. Ведь, как известно, в своих интервью актеры часто жалуются, что постельные сцены для них очень сложны, и чувствуют они себя крайне неловко. Но у остальных членов съемочной группы другое мнение.

«Лично я очень воодушевляюсь, когда предстоят съемки постельных сцен. Я считаю, что они очень ярко выражают атмосферу фильма, особенно, если они по-настоящему реалистичны», — говорит сценарист и продюсер сериала «Любовники» Сара Трим.

New York Times: Нужно ли долго репетировать и описывать хореографию постельных сцен?

Роковое влечение, 1987

Сара Трим:

«То, как актеры играют постельную сцену и то, как она написана — это разные вещи. Да, мы даем детальные указания на съемочной площадке. Но многое меняется в процессе, потому что в такие моменты актеры наиболее уязвимы».

Эми Шумер, актриса, сценарист («Девочки», «Луи»):

«Мне кажется, я перестаралась, описывая постельные сцены. В сценарии было, наверное, полстраницы различных указаний, прежде чем дело переходило в активную стадию».

Джудд Апатоу, режиссер, продюсер, сценарист («Неудачница», «Немножко беременна», «Сорокалетний девственник»):

«Я фотографировал площадку со всех ракурсов, с которых вообще можно снимать постельные сцены. Но в один прекрасный момент все это пришлось выбросить: число мест, где вы можете разместить камеры во время подобных сцен, очень ограничено».

Шеймас МакГарви, оператор («Пятьдесят оттенков серого», «Мстители»):

«Для „Оттенков“ у нас были репетиции, чтобы помочь актерам почувствовать себя комфортно и проверить, как мы сможем снять сцены секса.

Кроме того, первые сцены должны были быть немного неловкими, а камера находилась на расстоянии. В Красной комнате, где страсти накаляются, сцены репетировались меньше.

Несколько раз мы использовали камеру с дистанционным управлением, чтобы оператор не мешал актерам».

Эдриан Лайн, режиссер («9 ½ недель», «Непристойное предложение», «Роковое влечение»):

«Вы стараетесь создать больше возможностей. Я всегда считал, что жесткие сцены гораздо интереснее, чем монументальные эпизоды в спальнях. Поэтому я был уверен, что в сцене с раковиной в „Роковом влечении“ есть комедийный потенциал, в ней были тарелки и кружки. Если не добавить юмора, то зрители найдут повод посмеяться самостоятельно, из-за того, что сцена выглядит неловко».

Жан-Марк Валле, режиссер («Дикая», «Далласский клуб покупателей»):

«У нас не было хореографии, но мы использовали разные приемы, чтобы задать атмосферу. Команда была ограничена только натуральным светом, таким образом, чтобы мы могли свободно перемещать камеру».

New York Times: Не стесняются ли актеры наготы?

Пятьдесят оттенков серого, 2015

Эдриан Лайн:

«Я помню, как Майкл Дуглас пытался отнести Гленн Клоуз на кровать и не мог снять брюки по дороге, после чего истерически смеялся. При этом на нем была только рубашка. Во время монтажа мы заметили, что в одном кадре видно чуть больше, чем надо. Кадр нельзя было вырезать, он был слишком короткий. Надеюсь, Майкл простит меня за это».

Сара Трим:

«Актеры в нашем сериале относятся к обнаженке по-разному. У всех разные взгляды на то, что можно и что нельзя показывать. Нам нужно это уважать, при этом снимать постельные сцены так, чтобы не создавалось ощущение, что мы стараемся что-то скрыть. Как оказалось, самыми сексуальными получаются сцены, в которых мы показываем только лица актеров».

Шеймас МакГарви:

«Мы защищали актеров. Джейми Дорнану приходилось прикрываться. У Дакоты Джонсон была своеобразная „заплатка“, которая шла вокруг нижней части ее тела.

Не могу сказать, что это был самый интересный момент моей карьеры, но точно один из самых сюрреалистичных.

Для съемок сцен, где видны ягодицы главной героини, нам пришлось искать дублершу, причем такую, у которой там не было татуировок. Этот момент был вторым по сюрреалистичности».

Эми Шумер:

«Я не ставлю себе рамок, когда дело касается работы. У меня дома к этому относились спокойно, так что для меня нагота никогда не было проблемой. Я не против смешных постельных сцен, однако если они действительно чувственные, у меня создается ощущение, что остальные наблюдают за мной в момент, когда я беззащитна».

New York Times: Сколько человек снимает постельные сцены и сколько на них уходит дублей?

Что-то не так с Кевином, 2011

Шеймас МакГарви:

«Постельные сцены мы всегда снимали с двух камер, так что актерам не требовалось отыгрывать несколько дублей. Я снимал их и раньше, причем энергичнее. Например, на съемках „Что-то не так с Кевином“ я буквально сидел под одеялом с камерой Canon 5D, пока Тильда Суинтон и Джон Си Райли отыгрывали свои сцены».

Эдриан Лайн:

«Сцену с Вуди Харрельсоном и Деми Мур в „Непристойном предложении“ я снимал на зум-объектив, чтобы можно было приблизить или отдалить изображение, не останавливая актеров. Не надо вмешиваться. Обычно подобные сцены очень короткие, у них есть определенный лимит. Вы же не можете вечно кого-то целовать».

New York Times: Переживают ли актеры из-за своего внешнего вида?

Девушка без комплексов, 2015

Эдриан Лайн:

«Да, я работал с актером, который очень переживал из-за того, как он выглядит. Причин для этого не было, но это буквально помешательство. Обычно я стараюсь убедить всех, что с ними все в порядке».

Жан-Марк Валле:

«Это случилось в моем первом полнометражном фильме. актриса должна была играть в постельной сцене. Ей было около 35 лет. Она долго обсуждала ракурсы, просила не снимать ее сзади, а только сбоку, но при этом не показывать ее грудь, когда она лежала. Я могу ее понять».

Эми Шумер:

«Я постоянно спрашивала у продюсера картины, нормально ли я выгляжу. Зрители хотят смотреть на красивых актеров и не скажут: „Ух ты, какой реалистичный кадр с целлюлитом!“ Я старалась выглядеть хорошо до начала съемок, но с момента, когда включается камера, я переключалась на другие задачи».

New York Times: Стараетесь ли вы поддерживать тишину на площадке?

Искупление, 2007

Эдриан Лайн:

«Я очень боюсь, что два несчастных человека в кадре существуют в полной тишине и не знают, хорошо ли они выглядят. Поэтому я всегда стараюсь говорить с ними, убеждать их, что все хорошо. После этого мой голос приходится вырезать».

Шеймас МакГарви:

«Режиссер Джо Райт всегда был за использование музыки, чтобы создать настроение для актеров. Это делает их движения более ритмичными, как танец. Для „Искупления“ мы снимали сцену с Кирой Найтли и Джеймсом МакЭвоем под „Come to Me“ Марка Ланегана и Пи Джей Харви, очень томную, чувственную песню, ведь камера была ручной».

New York Times: Вам самим бывает неловко?

Сорокалетний девственник, 2005

Сара Трим:

«Одна из постельных сцен четвертой серии „Любовников“ — персонаж Элисон не может наслаждаться близостью.

Она только что потеряла ребенка, она хочет близости, но не может ее прочувствовать до какого-то момента. Эта сцена была сложной.

Мне пришлось показывать, как она должна выглядеть, режиссеру серии Джеффу Рейнеру и изображать оргазм перед всей съемочной командой, пока он не сказал: „Все, я понял“».

Джудд Апатоу:

«Я очень стеснительный. В „Сорокалетнем девственнике“ есть сцена, где на быстром свидании у девушки выпадает грудь. Мы отсняли только половину дубля, когда я сказал, что, пожалуй, хватит».

Эми Шумер:

«Постельные сцены — это нелегкая часть сценария. Я бы предпочла отснять несколько сцен с диалогами в кафе, но, тем не менее, я рада, что мы не пошли простым путем».

Источник: 
ivi.ru

published on caprizulka.ru according to the materials gorabbit.ru

https://caprizulka.ru/muzhchina-i-zhenwina/chto-realno-proishodit-vo-vremia-semok-postelnyh-scen2016-08-26T12:36:57+00:00OksanamoМужчина и Женщина oksanamo@list.ruAdministratorКапризулька

Источник: https://caprizulka.ru/muzhchina-i-zhenwina/chto-realno-proishodit-vo-vremia-semok-postelnyh-scen

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.